Павел Покидышев

Ренессансные картины Павла Покидышева — это мир мечты, открытый для вдумчивого созерцания и размышления. Но каждое его художественное выражение требует от зрителя чуткого и мудрого чтения, которое обязательно ответит сочувственным эхом в его сердце. Павел Покидышев — российский художник, член Союза художников России, родился в 1965 году в Пензе, сейчас живет в Санкт-Петербурге. Павел Покидышев учился в Пензенской художественном училище им. К.А. Савицкого (1980 — 1984), Санкт-Петербургской Академии художеств И.Е. Репина (1987-1993) в монументальной мастерской под руководством народного художника, академика А.А. Мыльникова. Его персональные выставки проходили в России и за рубежом — в Гилфорде в Великобритании; Берлине, Эсслингене, Потсдаме в Германии; Киркенесе, Осло, Бергене в Норвегии; Делфте в Нидерландах. Картины Покидышева находятся в частных собраниях России, Китая, Америки, Англии, Германии, Голландии, Дании, Франции.

Его искусство основано на исторических художественных традициях, выразительных элементах, образах и символах. Его творчество стало воплощением современных идей Санкт-Петербурга в живописи и графике. Во всех его картинах чувствуется петербургская душа, по выбранному им стилю прошедших времен, интеллигентной утонченности и по выбранной манере использования картинного пространства с ярко-выраженным узорно-графическим ритмом. Свой мир Павел Покидышев создает в картинах, наполненных персонажами, которые, кажется, пришли из эпохи позднего Возрождения, или из блестящего восемнадцатого века.

Ренессансные картины Павла Покидышева вызывают ассоциации с винтажными музыкальными шкатулками, тайная весна уже пришла, но струны и колокольчики замолчали, на смену им пришла тишина драгоценных красочных, графических импровизаций. Однако, глядя на произведения Павла Покидышева, легко представить себе костюмированную праздничную музыку — звуки клавесина, скрипки, медный сигнал охотничьего рога, хлопающий салют, робкий шепот влюбленных, невиданное пение птиц или шорох опадающих листьев, меланхолия, которая растворяется в резонирующей пустоте вечной бесконечности.